shestovskikh: (Default)
Каждый вторник я встречаю мистера Триккета в лавке мясника. Уютный милый старикан. Так же уютно и мило он делает свои маленькие покупки:
- Добрый день, Кевин. Как Рождество отпраздновал? Хорошо? Ну, и прекрасно, прекрасно... Можно мне фунт говяжьего фарша и дюжину сосисок.
-Свиных? - спрашивает мясник, который прекрасно знает, что на протяжении последних 20 лет мистер Триккет никаких других не покупал.
- Да, пожалуйста.
Мисс Марпл, Шерлок Холмс и Дживс в одном флаконе. Хочется поцеловать этот остаток английской империи в сияющую лысину. А как он одевает свои перчатки... А какая прелесть его дорогой старинный шарф в клеточку...
- Здравствуйте, - говорю. - Хорошо отдохнули в понедельник?
- Здравствуй, Айрина. Спасибо. Только понедельник еще не кончился..
- Нет, понедельник был вчера, на Boxing Day. А сегодня вторник. 
Мистер Триккет замирает на мгновение, как старинный компьютер, мне кажется, я слышу легкое потрескивание процессора: в лысой голове собираются и анализируются данные, выводится алгоритм,  и наконец, выходит результат:
- Это невозможно. Видишь ли, по понедельникам на завтрак я ем вареное яйцо. И сегодня утром я ел яйцо, без всяких сомнений.
- И все-таки, сегодня вторник. Смотрите, сегодняшняя газета.
Старик удивленно вертит газету в руках:
- Действительно...  Значит, я съел яйцо во вторник, вместо понедельника?.. Нехорошо... Плохая память, Айрина, может перевернуть всю жизнь вверх ногами.
Успокаиваю его и показываю, как настроить календарь в его телефоне.
shestovskikh: (Default)
Семья Гривсов купила дом своей мечты. Большой, старинный, с чудесным садом. Бывшие хозяева, Берны, пожилая симпатичная пара, любезно включили в договор всю антикварную мебель, камин времен королевы Виктории и даже аквариум с золотыми рыбками, который украшал гостиную.  
На следующее утро начался переезд, дети Гривсов, трое мальчишек-разбойников, уже по-хозяйски носились по всему дому. И вдруг трехлетний Джордж заметил, что аквариум стоит пустой, а дом без настоящего аквариума, как известно,  - обычный сарай и пустая трата денег. Вечер прошел под постоянное нытье о рыбках. Папа Гривс посовещался с женой и отправился звонить бывшим хозяевам. 
Через пару минут он появился на кухне и объявил, что рыбки так полюбили Бернов, что переехали вместе с ними. Рыдающему Джорджу было обещано завтра же купить сто тысяч новых рыбок и акулу впридачу.
Когда его наконец успокоили и уложили спать, мистер Гривс налил себе виски, чуть больше своей обычной вечерней нормы, и рассказал жене, что Бернсы оказывается просто спустили рыбок в унитаз. "Чтобы не беспокоить Гривсов заботами об аквариуме".    
shestovskikh: (football)
Я уже рассказывала про эту бедную-несчастную девочку http://shestovskikh.livejournal.com/52185.html) Мир с самого ее рождения повернулся к ней задом. Так она и живет - страшненькая, безмозгленькая неумеха.
В прошлом году к ее неприятностям добавилась еще одна: она попала в аварию и сильно повредила плечо, врачи "постарались" и оставили ей на память тошнотворные рубцы и швы.

Сейчас выяснилось, что Келли дадут компенсацию. На эти деньги в Англии можно:
1. Выучиться вождению, сдать на права и купить автомобиль или
2. Внести ипотечный депозит и уже въехать в небольшую, но славную квартирку, или 
3. Получить хорошее профобразование, или хотя бы
4. Вылечить и выровнять запущенные до предела зубы-гнилушки, а на остатки денег поехать на Мальдивы...

Но Келли все давно уже решила. Она будет вставлять себе имплантанты.
shestovskikh: (football)
Они ехали очень быстро. Время едва поспевало. Толик посмотрел на часы, оставалось еще сорок минут.
- Успеем, - отозвался Леха с заднего сидения. - Я все рассчитал: от нас до Челябинска 200 километров. Вот мы и едем 200 в час, успеем. Уф, жарко...
Толик поджал свои тонкие губы садиста и прибавил газу. Руки Толика спокойно отдыхали на руле. 
Леха наблюдал, как мимо проносятся сплошной полосой деревья и столбы. Его пальцы в это время ловко выстукивали остатки табака из беломорины.  
- Машина мытая, - заявил Толик, глядя четко вперед.
Леха посмотрел вниз - туда, где белели его босые ноги - и дунул, чтобы табачная кучка разлетелась на сотни и тысячи пылинок. Затем он набил беломорину совсем другим и полез в карман Толика за спичками.
- Руки! - гаркнул тот.
Через пару минут Леха протянул дымящуюся самокрутку товарищу, дальше докурил сам. Ехали молча, Леха с увлечением разглядывал собственные ладони, Толик периодически забывал, зачем нужен переключатель скоростей, но это ему не мешало - впереди уже светился огнями город.
Вдруг из лесного мрака вынырнул яркий свет.
- Менты, - произнес тихо Толик, выжимая из тормозов последнее.
- Я щас! Щас все в окно! - Леха собрал свои разбегающиеся конечности, подловил в воздухе пакетик и швырнул его по направлению к окну. Оно оказалось закрытым. По всей машине закружились зеленые снежинки, они облаком окутали лехину голову, он улыбнулся им в ответ. 
Толика попросили выйти из машины. Вынимая ключ зажигания, он составил гениальный план действий.
- Это ваша машина? - спросил милиционер.
- Конечно.
- Едем в Челябинск?
- Конечно.
- Вы в курсе, что на заднем сидении у вас голый мужчина?
- Конечно.
- Платить будем?
- Конечно.

Они опоздали на 4 минуты и 20 секунд.
Магазин "Винный погребок" уже был закрыт.
shestovskikh: (Default)

Июль пришел под музыку похоронного марша. Умер знакомый, коллега – молодой, интересный и малопонятный мне человек.

...Покойник был бледен до прозрачности, с благородными тенями под глазами. Целовать его на прощанье казалось святотатством: от умершего веяло стерильной чистотой и небесным спокойствием мрамора. Лучи солнца осторожно бродили по непутевой его голове.
«Друзья мои, - казалось, говорил он, - спасибо за все. И давайте поскорее покончим с этим».

Маленький татарин читал по-арабски у гроба, жужжали мухи. Их привлекало обилие запахов -накрытые рядом поминальные столики благоухали колбасой, сыром и помидорами. Секреташа Элла, роскошная девушка лет сорока пяти, воевала с бутылками водки, которые никак не желали располагаться симметрично.

 

Гроб стали осторожно опускать. Скрипели веревки. Сосны моросили сухими иголками. И  захотелось плакать. Но солнце прожгло насквозь, высушило глаза, мозг, душу, оставив только зыбкий песок сахарской пустыни. Говорят, надо сильно моргать. Или вспомнить грустный случай из жизни…
У него было доброе, обреченное лицо приличного алкоголика. Он много работал и много пил, умудряясь при этом не беспокоить окружающих. Не имел ни жены, ни детей, ни постоянной подруги. Прирожденная осторожность не позволяла ему завести даже хомячка. Прежде чем уйти в очередной запой он заботливо выкладывал в сейф важные бумаги и ключи от машины. Снимал свои контактные линзы: правую  - в правый карман пиджака, левую - в левый, чтобы "не перепутать". Но до утра они не доживали...  
Бывало, во время застолья, смеясь и продолжая что-то рассказывать, он доставал маленькую коробочку со шприцем и ловко, одним быстрым движением делал себе укол - друзья уже привыкли, они знали, что это инсулин.  
Однажды мы проснулись вместе на полу в чужой и грязной квартире. Обоих мучили похмелье, стыд и привычное ощущение собственной деградации. Ситуация складывалась пошлая. Я бездумно подняла вверх правую ногу, помнится, ногти на пальцах были выкрашены в дикий фиолетовый цвет. «Привет», - вдруг сказал он, обращаясь непосредственно к ноге, и ухватил меня за пятку... 
Женщина в платочке вдруг кинулась вперед, распахнула руки, запричитала: «Нет! Нет!… Cын, ведь сын мой!»

 

Душила жара и одуряющая вонь чьих-то духов. Под жадным июльским солнцем плавились пластиковые цветы. Водка по вкусу напоминала разведенный водой ацетон. От всего этого хотелось прилечь в могилу к покойнику – свернуться клубочком, прижаться к его навсегда остывшему телу, расслабиться в прохладной и сухой земле.

Вечером по квартире разлились рекой остатки июльского зноя. Но уснула я быстро, раскидав руки-ноги, горячие и вялые, как разварившаяся лапша. Напоследок в голове промелькнула Элла, напудренная, пьяненькая, с поминальным бутербродом в руке.


shestovskikh: (Default)

Утро. Редакция делового журнала. Сотрудники пьют кофе, читают новости и сплетничают. Отдельно от всех сидит мрачный и помятый Леха Фельдман. Ему худо. Жуткое похмелье волнами шатает весь организм. Вчерашний вечер пугает своей неопределенностью. Мозги работают медленно и неохотно. А впереди маячит красными огнями интервью с председателем совета директоров…. Значит, надо звонить. Надо произвести впечатление, пропиарить журнал и вообще не ударить в грязь…  Перед глазами Лехи вспыхивает на секунду кошмарное видение в образе главного редактора, видение сменяют маленькие черные зайчики. Они прыгают и шевелят ушками. Леха зажмуривается и шепотом произносит пару нехороших слов. Он решил взять себя в руки.

Леха Фельдман – профессионал и подходит к делу ответственно. Он откашливается, чтобы прочистить вонючее от перегара горло. Сверяет по буквам имя-отчество председателя. Вслух перечитывает на три раза список вопросов, и даже приглаживает брови неверной рукой. Только после этого он осторожно набирает номер телефона.

И наконец, выдает в трубку:

- Добрый день… эээ… Меня беспокоит Алексей Фельдман…

shestovskikh: (Default)
В 7 часов все было готово. Резиновые сапоги, плащ, лопатка и мешок. Ребенку выдана кружка теплого молока, хлеб с маслом и диск с мультфильмами. Быстрое прощание и поцелуй в макушку.
Утро дохнуло холодком, запахом мокрой земли и новых листьев. По пустым свежеумытым улочкам шагалось легко и  приятно. Маленькие птички заливались в густом кустарнике. На душе тоже все пело и плясало.
Вот он, поворот направо. Угловой дом с крошечной каменной  террасой. А на ней, на самом краю прицепился и повис пышный цветок.  Не цветок - настоящее чудовище, круглое, мелкотравчатое, усыпанное сиреневыми точками-соцветиями. Сейчас одно резкое движение лопаткой... 


- Смотри-ка,  цветок на углу пропал! - воскликнул Кэвин, мой инструктор по вождению. - Ну, тот, который тебе все время мешал видеть движение справа...  Очень мило со стороны хозяев, правда?
- Правда,  - говорю я. И чувствую себя преступником, хулиганом и просто счастливым человеком. 
shestovskikh: (Default)
Магазинчики "Ливуд Бразерс - мясные и молочные продукты" знают все в округе. Бизнес семейный, работают только родственники. Одним таким магазином управляет Рей, мужчина худой и не в меру носатый. Прическа у него странная, словно он стриг себя сам тупыми ножницами, причем на затылке умудрился криво отхватить такой кусок волос, что виднеется кожа.
Рей добряк и тихоня. Заворачивая в фирменные пакеты и кулечки свиные отбивные, кровяную колбасу и метры сосисок, он улыбается сам себе - так у него все получается ловко и быстро. Мясник высокого класса - тушу ягненка разделает в два счета. На стене висит наглядный плакат: нарисованная чудо-корова без кожи демонстрирует, как называются ее части тела на профессиональном языке мясников. 

В четыре часа он снимает с себя полосатый фартук, сдает выручку и, здороваясь на ходу почти с каждым встречным, направляется домой. А там теплый камин и целый стеллаж с музыкальными дисками. Любовно, как нарезку первосортного бекона, он каждый день сортирует свою коллекцию. Вечером из его комнаты льется Леонард Коэн, Уэйтс, а иногда и старина Синатра. Рей под музыку жует ягнятину с картошкой. Мирное счастье холостяка.

Даже после душа с обильной пеной он чувствует на себе легкий, сладковатый запах крови. Это ему не мешает. "Запах жизни!", - любит говорить его старший брат Стивен, основатель и мотор всего предприятия. У Стивена пятеро детей, двое уже помогают на ферме, а в голове зреют планы по расширению семейного дела.
Однажды Рей чуть не разрушил все. Он начал встречаться с девушкой - она много белозубо смеялась, обладала выдающимся задом, любила выпить, и, похоже, действительно что-то такое разглядела в Рее. С ней он впервые поехал в ночной клуб. И впервые за послдение пятнадцать лет ему не надо было платить за секс.

Наутро Стивен созвал совет родственников.
- Никогда, - гаркнул он, - никогда этому не бывать! Чтобы какая-то шваль из вонючей Кении примазалась к нашей семье?! Чтобы потом тут бегали черные и кудрявые?! Конец семейному бизнесу! 
Рею поставили ультиматум. Он долго не думал. 
Так и остался холостяком. 
 
shestovskikh: (Default)
Самый невезучий человек на свете, конечно, Келли.
Родителей нет, внешности никакой, карьера не сложилась...
Правда, у нее есть мужчина. Он ее таскает за искусственные волосы, профессионально бьет кулаком под ребра, и она бегает по улице в трусах, а накладные ресницы от слез оплывают и отклеиваются. Раньше, по ее словам, было хуже - вместо мужчины были какие-то неясные личности, которых она приводила домой ночью. С восходом солнца они исчезали, как призраки.
- Почему? - плакала она.
И всем вокруг очень хотелось объяснить Келли, что по большой нужде мужчина может полюбить и козу. Но никто не хотел обижать "бедную девочку". Потом появился Брадли, заявил, что, несмотря на гнилые зубы, она ничего. В первый же день он случайно убил ее ручного хомяка и заставил ее два раза бегать за пивом, чтобы "успокоиться". С тех пор они вместе.

В этот вечер он выгонял ее из дома с криками: убирайся на *уй, жирная задница!..
И Келли, дрожа своим костлявым, без единой жиринки, тельцем, обещает сесть на диету, ходить в спортзал и бегать марафоны...
На следующее утро она замазывает синяки и царапины двумя слоями грима и идет на работу, в парикмахерскую. Здесь она проводит 4 часа, хотя мечтает о полной ставке. Хозяйка не дает ей хороших клиентов, говорит:
- Дорогуша, у меня же бизнес...
Просто Келли плохой парикмахер, она вообще боится стричь - ее худые, желтоватые руки вяло копошатся, нерешительно трогают чужую голову, ножницы падают, расчески летают, пятна краски покрывают пол, слышен запах горелых волос от плойки... Ее клиентки - подслеповатые старушки, тихие сельские леди - они не ворчат. Им жалко Келли, которая своей худобой и сколиозом напоминает вопросительный знак, словно спрашивает мир: за что?

Вчера Келли попала в аварию - такси, в котором ехала она и еще пара пассажиров, столкнулось с другой машиной, перевернулось несколько раз в воздухе и рухнуло, погребая под собой людей. Все выжили, больше всех пострадала Келли - ей зашивали рану от лопатки до запястья, жуткий веревочный шрам останется на всю жизнь.
shestovskikh: (Default)
Майк пару лет назад поехал отдыхать в Таиланд и, как многие английские мужчины, нашел там свое счастье. "Счастью" было на то время 24 года, выглядело оно на 12, имело уже двоих детей и стабильную работу в ночном клубе. Конечно, это была любовь с первого взгляда, и "счастье" (которое будем звать Пу-пу) бросило своих детишек, маленького тайского мужа и веселую профессию, и уехало с Майком.
В Англии было холодно, но все равно хорошо, Пу-Пу полюбила "фиш энд чипс", приторные шоколадки "Галакси" и светлое пиво. А ее неожиданно полюбил брат Майка, Кэвин. Он зачастил к ним в гости и пристально смотрел на ее гладкие, безволосые от природы, ножки. У братьев произошел серьезный разговор:
- Я хочу, чтобы Пу-пу жила со мной, - заявил Кэвин.
- Ни за что! - крикнул Майк.
Тогда Кэвин напомнил Майку, что у того накопился долг по ипотеке - того и гляди, отберут дом.
- Могу помочь деньгами, - сказал он почти дружелюбно.
- Сколько? - спросил Майк тихо-тихо.
- 5 тысяч.
На следующее утро Пу-пу с чемоданами проводили на другой адрес.
История не кончается.
Вскоре Майк начал скучать и томиться, и снова поехал в Таиланд, снова влюбился и привез новое "счастье" (скажем, Ку-ку). Все получилось преотлично - Ку-ку даже немного говорила по-английски, а юбки у нее были еще короче, чем у Пу-пу.
На вечеринке в пабе семьи встретились, посмеялись, напились... Майк обнял потного брата и тихо-тихо сказал:
- Верни мне Пу-пу...
Кэвин посмотрел вглубь зала - там отплясывала его жёнушка, отъевшаяся, кругленькая, со стаканом пива в руках... Вспомнил ее поросячьи глазки и разговоры о том, чтобы перевезти в англию своих детишек...
На следующее утро Пу-пу и Ку-ку поменялись местами.
shestovskikh: (Default)
Старина Дэйв приютил чужого пса. Все вышло случайно.
Сидели в пабе, Майк, слесарь с Крестовой улицы, рассказал, что переезжает в Манчестер и решил избавиться от своей собаки, дворняги размером с теленка. 
- Придется звонить ветеринару, - сокрушался Майк. -Усыплять задаром никто не будет.
Дэйв дождался, пока бармен наполнит бокал темным пивом, расплатился, отпил сразу половину и тогда сказал:
- Отдай его мне, я сам заеду завтра.
Вокруг одобрительно загудели. Все знают, Дэйв отличный парень, хотя ему и не везет: коротышка с нездоровой кожей, любимая девушка изменила и вышла замуж за другого, отец - единственная родная душа - умер в прошлом году. И работа у Дэйва не особо творческая - забивать овец. Впрочем, он никогда не жаловался - зарплата хорошая, три выходных дня в неделю - он копил деньги, чтобы купить небольшую ферму и самому разводить овец на мясо. Да и дом у него большой, из кирпича, на заднем дворе радует глаз ухоженный садик, в гараже почти новый Ленд ровер.
- Будем с тобой бегать по утрам, - сказал Дэйв собаке и потрепал по жесткому загривку.
Пес начал скучать по хозяину еще в машине - он выл, не переставая, и смотрел на своего спасителя трагическими глазами, полными собачих слез. Он отказался от ужина и весь вечер ошивался у двери в сад.  
Утром Дэйв спустился в кухню заварить чай и обнаружил, что дверь открыта. Он выбежал в сад и сразу все понял:  ночью пес хотел перепрыгнуть через забор, зацепился ошейником и повис - как на удавке. Собачьи лапы тихонько покачивались над клумбой с анютиными глазками. Дэйв смотрел на эти лапы и не мог пошевельнуться, так и стоял, в халате, с чашкой горячего чая в руке. Он очнулся только, когда подошла соседка и шепотом попросила снять собаку, пока дети не увидели.  
shestovskikh: (Default)

В баре.

 -  Давай выпьем за Колю! Он ведь сегодня женится! Да, лучшие мужчины уходят...
И ведь такой добрый, открытый, шепелявит так мило… Кстати, видела его невесту? Нет? Ну, как сказать… Такая безбровая, нос уточкой… Дома на полке стоит ровно 5 книг. И все – кулинарные.  Вообще, семейка... Помню, сидим мы с Колей в стрип-клубе. Он мне уже руку под юбку запустил, все идет отлично. Я и говорю: Колька, давай на двоих закажем приват-танец! Расслабимся. Прогоним прочь суматоху будней, окунемся в разврат на последние трудовые копейки. Нет, говорит, зарплату урезали, надо экономить. Представляешь?! Экономить! В 2
5 лет! (глоток коньяка)

Знаешь, в определенном смысле, он даже верный – в постели постоянно вспоминал о своей невесте… Там, похоже, последняя стадия фригидности и общая истерия. Не жена - мечта дедушки Фрейда. А у Николая – завидная потенция и при этом в глазах - печаль и тоска по прекрасному… Я не выдержала, спросила: зачем же ты женишься, глупый Коля? Испортишь жизнь и ей, и себе. А он мне напрямик: понимаешь, говорит, она каждый вечер меня ждет, по субботам печет сырники – неловко ее огорчать. А если мне захочется в стрип-клуб или обсудить ситуацию в Ираке – я всегда могу позвонить тебе…
(глоток коньяка) 

Ну, у меня после таких слов двухнедельная депрессия, разочарование, потеря ориентиров… Думаю, господи, неужели в пирогах счастье?!.. А Коля спокойно живет, радуется, что у него все так удачно сложилось. Помню, мы с ним в магазине пересеклись. Бегает по залу с тележкой. Смотрю – там вино, сыр, какие-то идиотские печенюшки… (глоток коньяка)  А я в алкогольно-наркотической зависимости. Выгляжу соответственно. Коля подошел, спросил, как дела. Счастливым людям, я заметила, всегда интересны чужие печали. 
Выслушал и говорит: может, тебе пить надо меньше?.. Представляешь?! (глоток коньяка)

Он ведь и на работе никого не пригласил на свадьбу. Банкет, бля, только для избранных. Да и не в банкете дело… Хочешь, я тебе сейчас все про Колю объясню?... Извините, можно официанта к нашему столику? Да, повторить. Слушай, это же элементарно: пройдет год, и его животик превратится в пузо. Он полюбит эти - как их? - шанежки! По субботам – боулинг. Жена ложится спать с мечтой о новой стиральной машине. Дети оккупируют телевизор. Что останется Коле? Онанизм и кроссворды. Вот и вся любовь. Знаешь, что? Давай выпьем, чтобы… Чтобы ничего у него не получилось сегодня ночью. Он заслужил. За свой исключительный мудизм. Ну, что?

 

 Пьют не чокаясь

shestovskikh: (Default)

- Люси! Скорее беги сюда! У меня для тебя такой сюрприз!

Голос Келли неровно бежал по телефонным проводам, но Люси поняла и расслышала слово "сюрприз" и побежала - через дорогу, вниз по Тэйлор Стрит и направо - там, где пять больших и красивых домов составляли уютный полукруг. По дороге в голову лезли самые приятные мысли: Келли недавно заказала новую мебель, неужели она все-таки отдаст ей старый диван? Или одежду? У Келли в спальне два мешка стоят уже неделю - специально отложены для благотворительного магазина. 

Люси легко обходилась двумя подушками вместо дивана, а джинсы носила все те же, купленные на рынке в родном Луганске. Но перед людьми было неудобно. И без того постоянно приходилось стесняться: своего акцента, отсутствия денег, самого статуса одинокой женщины - в сорок лет, думала Люси, это уже неприлично. Ну, ничего, Игорёша скоро закончит школу и приедет к ней в Англию. Они что-нибудь придумают с визой. Люси скучала по сыну - все думала, как он живет там, под ленивым присмотром тетки, наверное, ест всухомятку, а ведь у него гастрит, специальная диета… И одновременно боялась, что перед ним тоже будет стесняться своей квартирки и дешевой, копеечной обстановки. Год назад в Луганске ей казалось, что так – без денег, мужа и капитального ремонта - жить нельзя, и все вокруг убеждали:

 - Люсь, ты на трех языках говоришь, да тебе в Англии устроиться - раз плюнуть!

- Так ведь нелегально… - бормотала она, хотя в душе все давно решила - мысленно паковала вещи, вспоминала, где валялся учебник английской грамматики. 

Свое имя - Людмила, Люся – она быстро перекроила под чужой язык. Это Келли посоветовала в первый день их знакомства.  Тогда старый, но еще вполне зубастый лабрадор кинулся навстречу Люси, и она уже зажмурилась, а оказалось, что собака просто ее обнюхала и сразу успокоилась.  Прибежала хозяйка лабрадора, стройная и моложавая, закудахтала над Люси, извиняясьь, а потом предложила работу - выгуливать пса два раза в день. Теперь у Люси восемь клиентов, спасибо Келли за рекомендации. Но на диван не хватает... 

Люси уже заходила в дом, ее окутал аромат свежего кофе, и она улыбнулась - значит, угостят капуччино с  маленьким пирожным. Келли встретила ее в прихожей, нетерпеливо потянула за руку: все заждались, пошли скорее на кухню.  
Боже мой, как в детстве на день рождения, подумала Люси, и открыла дверь.
На кухне над новым гарнитуром молча возились рабочие - трое мужчин, явно иностранцев, от них шел мощный запах пота, клея, стружки.
- Сюрприз! - закричала Келли, и рабочие уставились на нее. - Люси, знакомься: эти ребята из Словакии! Я сразу подумала, что тебе будет приятно поговорить с земляками! Правда, сюрприз?!

Вино

Sep. 22nd, 2009 08:27 pm
shestovskikh: (Default)
Мне пять лет, на улице жара - и я хожу по квартире в трусах. Хожу и удивляюсь: мой папа, всегда такой тихий, сегодня шумит без меры. Он бегает во двор и обратно, таскает на плече деревянные лотки и ставит их в коридоре. Я по запаху чувствую, что внутри что-то очень сладкое, вкусное. Виноград! Спелый, черно-фиолетовый, как чернила у бабушки в секретере.

- Марусь, - кричит папа, - один лоток, так и быть, можешь слопать! Остальные - для дела!
Какое у папы может быть дело с виноградом? Он ведь не грузин. Папа худой, он любит жареную картошку и сигареты "Космос". В детском саду даже жаловались, что от меня пахнет куревом, тогда папа сказал воспитательнице, что никотин убивает микробов, а мама рассердилась и отнесла Валентине Ивановне коробку конфет.
К тому же виноград стоит дорого, дороже только бананы. А у папы никогда нет денег, хотя каждое утро мама оставляет ему один рубль на обед. Каждое утро! Это ведь можно столько денег накопить! Но папа не умеет копить, он все проедает, хотя и худой. И вдруг - целая гора винограда, нам столько не скушать. Даже если приедет дядя Лёня из деревни: он однажды поспорил, что съест сто пельменей зараз. И заболел, мы потом его чаем с малиной поили, а он говорил: пожалели вы мне пельмешек...
Тут меня осиняет догадка:
- Пап, ты будешь варить варенье?
- Нет, это будет компот! Ленусь, давай сахар, как договаривались.

Ленуся  - это наша мама,  она только что из хлебного, у нее на голове бигуди и бабушкина косынка.  
- Подведешь ты нас под статью, - говорит мама,  - и сахар только зря пропадет. Дефицитная вещь!  

Но папа уже достал мясорубку и начал прокручивать виноград, напевая: "...Мы волшебную косим трын-траву". Мне тоже стало весело и захотелось петь вместе с ним - когда папа приходит с работы поздно, мы всегда поем. Мама закрыла форточку и сказала папе, что больше сахара не даст, зато в холодильнике стоит банка джема, которую нам привезли друзья три года назад - не выбрасывать же.
- Посмотрим, что скажут словари, - пробормотал папа и убежал в большую комнату, там у него книжки и телефон.
Вернулся он радостный, приказал кидать старый джем в виноград, потом переложил все в чистый кусок марли и начал давить сок. 
Вдруг в дверь позвонили и я побежала посмотреть, кто пришел. На замок мы не закрывались никогда, мама говорила, что у нищих брать нечего - до тех пор, пока нас не ограбили. Но я об этом расскажу в другой раз.  
На пороге стоял милиционер.
- Здравствуй, девочка, это квартира Григорьвых?
- Нет, - говорю, - они живут дальше...
В этот момент в коридоре появляется папа. Он идет боком, бережно обнимая огромную бутыль, в которой плещется виноградный компот. И видно, как ему тяжело, и очки его почти съехали с носа.
Милиционер вдруг отодвигает меня, делает большой шаг вперед и берет моего папу за рукав.
- Добрый день...
- Ой, - говорит папа и хочет поправить очки.
И тут... Ба-бах! Бутыль падает на пол, и все вокруг окрашивается соком, включая папу и милиционера, и мама выбегает из кухни и зажимает мне уши, и сеседка Григорьева кричит, что нас зарезали, и кто-то зовет дружинников...
А я вздыхаю:
- Ну вот, остались мы без компота...
Папа потом сказал, что этим я его спасла. А мама сказала: дуракам везет...  
shestovskikh: (Default)
Его здесь каждая собака знает. Он старенький, сморщенный весь, зажатый сколиозом. И зимой и летом на нем клетчатое пальтишко, тяжелые ботинки, кепка-ушанка. Он похож на покалеченную черепаху. Эрл не одинок - впереди на поводке всегда бежит пёсик, такой же старенький и жалкий. Каждое утро они проходят мимио моего дома и Эрл машет мне рукой: "Монинг!". Я улыбаюсь и приподнимаю кружку с чаем, как будто пью за его здоровье.

Семье Эрла принадлежал огромный дом, настоящая усадьба, и земля вокруг, размером с половину футбольного поля. Родители погибли в автокатастрофе - Эрл, тогда уже сороколетний холостяк, болезненный и хлипкий, остался жить там со своей сестрой Линдси. Она страдала эпилепсией и редко выходила из дому, и потихоньку приучила к этому Эрла. Два раза в месяц  поездка в местный супермаркет, раз в неделю общение с молочником. Оба не любили мыть посуду и не замечали полчищ пауков и тараканов.
Дом ветшал и обрастал мифами. Про его обитателей ходили нехорошие разговоры, в пабе за пивом шептались, что на заднем дворе Эрл сам закопал мертворожденных уродов, прижитых с родной сестрой. Его также обвиняли в краже женских трусов с бельевых веревок, в подсматривании и онанизме. Но все это втихаря, никому и в голову не приходило заявить в полицию - его давно уже считали сумасшедшим.

Линдси умерла. Эрл перестал топить камин, мыться и готовить. Он полгода жил на хлебе с чаем. У него выпали зубы и опухли ноги. Ночью сквозь сон он чувствовал, как по нему пробегают маленькие лапки - мыши забирались погреться в дырявое одеяло и щекотали его усами. Социальные службы вспомнили о старике только когда соседи стали жаловаться на запах.
Его подлечили, поставили на ноги и посоветовали найти хобби - разводить цветы или рисовать. Эрл смотрел на медработницу, кивал и соглашался, хотя его смешила сама идея малевать красками или возиться с землей. Потом она ушла, оставив Эрла мечтать о ее крутых боках, плотно обтянутых синей униформой.  

Фамильный дом, развалюха, заросшая плющом от крыши до пола, отошел государству - Эрл годами не платил налогов, счетами просто подтирался. На аукционе неизвестные богачи из Манчестера отвалили за дом полтора миллиона. Соседи поздравляли Эрла, он тоже радовался и  улыбался беззубо.
- Да, вот Линдси бы удивилась...
Его перевезли в маленькую квартирку, рядом с такими же стариками, как он сам.
Через неделю он приковылял к ветеринару, котрому приносят усыплять ненужных котят и щенков, и выбрал себе белую кривоногую дворняжку. С тех пор они гуляют вместе.

Profile

shestovskikh: (Default)
shestovskikh

January 2013

S M T W T F S
  123 45
6 789 101112
13 14 15 16171819
202122 2324 2526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 02:44 am
Powered by Dreamwidth Studios